Михалков Сергей / книги / Первая тройка или Год 2001й


Текст получен из библиотеки 2Lib.ru

Код произведения: 7597 Автор: Михалков Сергей Наименование: Первая тройка или Год 2001й Сергей МИХАЛКОВ ПЕРВАЯ ТРОЙКА ИЛИ ГОД 2001й... Героическая феерия в двух частях, семи картинах Михалков С. Первая тройка или Год 2001й...: Героическая феерия в двух частях, семи картинах / Рис. Е. Медведева // Пионер.- 1970.- # 1.- С. 4 - 14. OCR Yuri Zubakin 2:5010/30.47 Консультант - летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза Алексей ЛЕОНОВ. Светлой памяти ЮРИЯ ГАГАРИНА посвящается Автор. Действующие лица Федя ДРУЖИНИН Вадим Гонтарев Наташа Печатникова - школьники 12-14 лет Дружинина Зоя Петровна - Федина бабушка. Титов Герман Степанович - летчик-космонавт, Герой Советского Союза. По воле автора пьесы - начальник Главного управления межпланетных сообщений СССР. Артамонов Артем Иванович - академик. Павловский - представитель горкома комсомола. Леночка - секретарша. Ричард Вуд - корреспондент американской газеты "Уоркер". Первая девочка. Вторая девочка. Диктор телевидения. ОТ АВТОРА. Действие происходит на советской земле и в космосе в начале XXI века. В пьесе частично использованы записи бесед с крупнейшими советскими учеными, обобщенные журналистом В. Губаревым в книге "ЧЕЛОВЕК, ЗЕМЛЯ, ВСЕЛЕННАЯ". ПЕРВАЯ ЧАСТЬ Первая картина Просторная комната в квартире Дружининых. В комнате удобная современная мебель, большой радиотелевизионный и телефонный комбайн. Над диваном - фотография военного летчика, отца Феди Дружинина. В комнату вбегает Федя. За ним входят Наташа и Вадим. Федя подбегает к столу и залпом выпивает несколько стаканов воды из графина. НАТАША (Феде). Смотри, лопнешь! ФЕДЯ. Пусть. (Отдышавшись.) Последнее слово все равно будет за мамой. Это уж проверено... Это уж будьте спокойны... НАТАША. В конце концов мы с Вадиком тоже не безмамные. ВАДИМ. А в нашей семье все папа решает. Но тут и мама не возражала. Мы с ней всегда находим общий язык. ФЕДЯ. В родительском вопросе нет мирового стандарта, а сознание многих пап и мам, несмотря на стремительное развитие науки и техники, все еще остается на уровне шестидесятых годов прошлого столетия. Моя мамуля - это моя мамуля! Со всеми особенностями! Я для нее единственный и неповторимый. У нее вся жизнь во мне, как она говорит... НАТАША. Ока знала, что ты принимал участие в конкурсе? ФЕДЯ (пожимает плечами). Разговора на эту тему не было. ВАДИМ. Твоя мама, выходит, и радио не слушает и телевизор не смотрит. Ведь заключительный тур передавался по Всемирному радио и телевидению. ФЕДЯ. Она не любит смотреть телевизор. Она говорит, что от этого у всего человечества испорчено зрение. ВАДИМ. Я убежден, что все уладится. Не будет же она лишать тебя такого удовольствия. Все-таки это не обычная экскурсия. ФЕДЯ. Все это так... Все это верно... Но тут нет места логике. Нет места здравому смыслу. Здесь играют роль эмоции и инстинкты! Моя мама - мама! В полном смысле этого слова. Вы же ее не знаете! Познакомитесь - поймете! ВАДИМ (мечтательно). Не исключена возможность, что в день нашего старта "Пионерская правда" выйдет на всех языках мира и нам посвятят целый номер газеты. Это же как-никак событие мирового значения! НАТАША. Прямо не могу свыкнуться с мыслью, что мы первые ребята. Честно говоря, я не очень-то надеялась. Больше боялась за астронавигацию. А ты, Вадик, за что боялся? ВАДИМ. За радиоэлектронику и немножко за небесную механику. ФЕДЯ. А я за маму, только за маму... Боялся и боюсь! ВАДИМ. Не смеши! Что говорить, проверочка была основательная: шесть академиков, три доктора наук, два генерала авиации. И все спрашивают, все проверяют... Одним словом, нам здорово повезло! ФЕДЯ. Представляете, как будет обидно, если моя мама упрется! Что тогда? Что тогда, я вас спрашиваю? ВАДИМ. Тогда твое место займет болгарский пионер Асен Босев. Он из следующей тройки! То ему своей очереди ждать, а так он полетит в первый рейс. ФЕДЯ. Я этого не переживу. НАТАША. Федя! Зачем ты нас к себе пригласил? ФЕДЯ. Как идейное подкрепление... Познакомить с мамой... НАТАША. Как зовут твою маму? ФЕДЯ. Анна Захаровна. ВАДИМ. Да! Ребятишки! Говорят нас уже завтра должны вызвать к Герману Степановичу Титову, Он будет с нами проводить собеседование, ФЕДЯ. Сколько же ему сейчас лет? ВАДИМ. Наверное, лет семьдесят с небольшим. Но он бодро выглядит. Я его несколько раз видел. НАТАША. Подумать только! Второй советский космонавт! Он тогда совершил всего-навсего суточный полет вокруг Земли на высоте двести километров и сразу стал Героем Советского Союза! ФЕДЯ. Но когда это было! Сорок лет тому назад. На заре космонавтики! НАТАША. Кстати, кто знает, когда мы к нему пойдем., что нужно иметь на руках, кроме дипломов? ВАДИМ. Письменное согласие родителей. ФЕДЯ (мрачнея). Ну вот, еще и письменное... Напишет она... ждите. Звонок в передней. За ним второй, третий. НАТАША /вопросительно смотрит на Федю). Мама? Да? ФЕДЯ (растерянно). Она! Ребята, не забудьте: Анна Захаровна! Анна Захаровна! И только не сразу! Не сразу! Постепенно! А то она не переживет! (Выбегает открыть дверь.) ВАДИМ (Наташе). Последнее испытание! В комнату стремительно входит Федина бабушка, За ней появляется растерянный Федя. ДРУЖИНИНА (с порога). Твоя мать еще с ума не сошла! ФЕДЯ (робко). Послушай... ДРУЖИНИНА. И слушать не хочу! ФЕДЯ (умоляюще). Я тебе не успел сказать... ДРУЖИНИНА. Радио было со мной откровеннее, чем родной, близкий человек. Я все знаю: "Первая тройка"! "Победители Всемирного детского космического конкурса"! "Сто пятьдесят тысяч участников"! Мне все известно! Не пущу! Не пущу! Ни за что! ФЕДЯ. Пойми... НАТАША (деликатно). Вы меня, пожалуйста, извините, Анна Захаровна... ФЕДЯ (хватается за голову, шепчет). Зоя Петровна! Зоя Петровна! Наташа и Вадим недоуменно переглядываются. НАТАША ( невозмутимо.). Анна Захаровна! Вы напрасно так боитесь. Это же лететь не куда-нибудь в полную неизвестность, а на Mapc! Взрослые туда летают? Летают! ДРУЖИНИНА. Ну и пусть себе летают! Мало ли, куда они летают теперь? А ему нечего там делать. А вы, собственно говоря, почему заступаетесь? Я вас вообще первый раз вижу. И потом зовут меня Зоя Петровна, а не Анна Захаровна. ФЕДЯ (обретая дар речи). Бабушка! Познакомься, пожалуйста! Это Наташа Печатникова из Киева и Вадим Гонтарев из Челябинска. Ребята! Это моя бабушка! ДРУЖИНИНА (не сразу). А вы "Первая тройка"? ФЕДЯ. Да. Это мы. И я как раз третий! ДРУЖИНИНА (приглядываясь к ребятам). Вы, стало быть, тоже собрались на Марс? И вас дома отпускают? НАТАША. Конечно. Наши родители не против. Ведь в этом соревновании участвовало более двадцати пяти тысяч советских ребят, не считая ребят других стран. А победило всего шесть человек. И мы - в первой тройке! Это что-нибудь да значит! ДРУЖИНИНА. Нет, как вам это нравится! Если бы я сегодня утром не включила радио, я так бы ничего и не узнала! (Поясняет.) Я ведь живу теперь одна, за тридевять земель... Пришлось взять первый же космолет и прилететь сюда, чтобы образумить внука. Как могла ему прийти в голову эта безумная мысль - лететь на Марс! Уверена, мать его не пустит. Так рисковать! ВАДИМ. В настоящее время космические полеты совершенно безопасны. ФЕДЯ. Бабуся! Ты себе не представляешь, какая это техника! Какая совершенная аппаратура! На Марсе нас встретят, все нам покажут и отправят обратно на Землю: Земля - Марс - Земля! Все будет "о кэй"! ДРУЖИНИНА. Я даже не представляю, сколько туда километров! НАТАША (быстро). Двести двадцать семь миллионов километров с хвостиком, ДРУЖИНИНА (хватается за голову). Боже мой! Какая даль! ФЕДЯ. Но это же не на космолете лететь! Тут совсем другая скорость! ДРУЖИНИНА (решительно). Нет, нет и нет. Так далеко одного я тебя не пущу! ВАДИМ. Почему одного? Нас же будет трое! НАТАША. Анна Захаровна! (Поправляется.) Зоя Петровна! Это кажется, что далеко. Марс не какой-нибудь необитаемый остров в океане. Там живут наши люди. Осваивают планету. ДРУЖИНИНА. Кто только выдумал эту экскурсию? ВАДИМ. Международный комитет детей и юношества. ФЕДЯ. Для советских школьников это большая честь - побывать на Марсе первыми. ДРУЖИНИНА. Если бы твой отец при жизни мог себе это представить... ФЕДЯ (убежденно). Бабуся! Неужели он бы меня не пустил? Папа ведь сам был космолетчиком! Телефонный звонок. Дружинина энергично снимает трубку с аппарата, вмонтированного в комбайн. На большом экране телевизора возникает крупным планом лицо интеллигентного человека в роговых очках. ВУД (по-русски, с иностранным акцентом). Это Москва? Квартира Дружининых? ДРУЖИНИНА. Да, да! Вас слушают. ВУД (вежливо). Добрый вечер! (Поправляется.) Простите, я хотел сказать: добрый день! Госпожа Дружинина... (Поправляется.) Товарищ Дружинина! С вами говорят из Вашингтона. Корреспондент американской коммунистической газеты "Уоркер" Ричард Вуд. Я обращаюсь к вам в связи с предстоящим первым полетом трех советских школьников на планету Марс. Как нам стало известно, ваш сын Федор Дружинин вошел в первую тройку победителей. Это верно? ДРУЖИНИНА. Да. Это так. Только это не мой сын, а мой внук. С вами говорит его бабушка. Его матери сейчас нет дома. ВУД. Простите. (Помолчав.) Все наши газеты печатают сегодня сообщение о первом полете советских детей на Марс и портреты "Первой тройки", а также их биографии. ДРУЖИНИНА. Уже печатают? ВУД (продолжает). Да. Все газеты. Американские школьники, впрочем, как и дети всего мира, поздравляют своих советских друзей и шлют им братский, международный привет. Каждый ребенок Америки хотел бы быть сегодня на их месте. Не могли бы вы нам ответить на один вопрос? ДРУЖИНИНА. На какой? ВУД. Нам известно, что Федор Дружинин - сын Героя Советского Союза, летчика-испытателя космолетов. Это правда? ДРУЖИНИНА. Да. Это правда. ВУД. Что бы вы могли, как мать героя и как бабушка Федора Дружинина, передать миллионам читателей нашей рабочей газеты? Вы меня поняли? Должен я повторить вопрос? ДРУЖИНИНА. Не надо повторять. Я вас поняла. Я не глухая. ВУД. Я записываю. ДРУЖИНИНА. Передайте, что я горжусь своим сыном (неожиданно для самой себя) и внуком... ВУД. Благодарю вас. Большое спасибо, товарищ Дружинина! Желаю счастья вашей семье! Экран гаснет. Лицо человека в очках исчезает. Дружинина опускает трубку на рычаг и медленно садится. ДРУЖИНИНА (после паузы). Так сколько же все-таки километров до вашего Марса? ФЕДЯ (осторожно). Двести двадцать семь миллионов восемьсот тысяч километров! ДРУЖИНИНА (неожиданно). Только со мной! ФЕДЯ. Бабушка! Но ты же не прошла конкурс. ДРУЖИНИНА. Ну и что из этого? Я до сих пор плаваю, ныряю, прыгаю, бегаю и танцую! Управляю автомобилем! В конце концов я вам могла бы пригодиться в этом путешествии. В передней прерывисто звонят. ФЕДЯ. Это мама! Бабуся! Уговори ее! Умоляю! Ты одна можешь! Пожалуйста. НАТАША. Мы вас тоже просим. Очень просим! ВАДИМ. Теперь, после того, как вы дали такое интервью корреспонденту американской газеты, отступление уже невозможно! В передней продолжаются прерывистые звонки ДРУЖИНИНА (Феде). Да открой же матери дверь! Открой! Федя выбегает. Все молча ждут. Вторая картина Кабинет начальника Главного управления межпланетных сообщений СССР Г. С. Титова. На стене портрет Юрия Гагарина. Карты Луны, Венеры Марса, Большой глобус. Модели космолета и космоплана. Сложная аппаратура связи. В момент поднятия занавеса Титов беседует с Артамоновым. На коленях академика лежит теннисная ракетка в чехле. АРТАМОНОВ. Как я вам уже сказал, Герман Степанович, готовится решение правительства о направлении в Марсианск специальной группы астрогеологов, поскольку на Марсе обнаружены чрезвычайно ценные металлы, которых мало на Земле. Необходимо получить более точные данные об этих запасах. Но что для нас особенно привлекательно, так это то, что эти металлы, представьте себе, оказывается, чуть ли не в чистом виде! ТИТОВ. Выходит, Артем Иванович, не за горами то время, когда наша металлургия из промышленности, обслуживающей космос, может стать потребителем "космического сырья"? АРТАМОНОВ. И мы сможем использовать сырье прямо на месте, а не возить его с Земли. Вот, Герман Степанович, до каких времен мы с вами дожили! А ведь я отлично помню тот исторический день - полет вашего друга Юрия Гагарина. ТИТОВ (серьезно). Жаль, что он не дожил до наших дней. В Марсианске собираются установить памятник первому космонавту. И правильно. Юрий заслужил его. АРТАМОНОВ (помолчав). Герман Степанович! А как вам нравится вся эта затея с юными космотуристами? Я, как член советской секции Большого жюри, экзаменовал наших кандидатов. Талантливые ребята! "Первая тройка", как их теперь называют. Лет тридцать тому назад любому из них можно было запросто присвоить звание кандидата наук. Когда вы предполагаете осуществить этот необычайный рейс? ТИТОВ. Вычислительный центр укажет точную дату. Уже получено разрешение на полет "Первой тройки". АРТАМОНОВ, Естественно. Беспрецедентный случай. Мне, признаться, по душе это мероприятие. Человек с планеты Земля стал жителем солнечной системы. Еще лет тридцать тому назад был бы невозможен, к примеру, такой диалог: "Где вы прописаны?" "На Земле". "А где вы работаете?" "На Марсе". А сегодня такой диалог вполне реален. Чудеса! В раскрытое настежь окно кабинета доносится далекий рев какого-то животного. АРТАМОНОВ (прислушивается). Кто это там ревет? Рев повторяется ТИТОВ (улыбнувшись). Это последние цари на Земле! Львы. Тут недалеко зоопарк. Звучит зуммер. На большом экране аппарата "Секретарь" вспыхивает свет. Появляется лицо секретарши Леночки. ЛЕНОЧКА. Герман Степанович, извините! В приемной "Первая тройка". Вы просили доложить, когда они придут. ТИТОВ. Пусть заходят. (Академику.) Если вы, Артем Иванович, никуда не торопитесь, поприсутствуйте. Проведу с ребятами небольшое собеседование. АРТАМОНОВ. К сожалению, не смогу. У меня в 15.00 тренировка. ТИТОВ (улыбаясь). Простите, Артем Иванович, сколько вам лет? Извините за нескромный вопрос. АРТАМОНОВ (смеется). Не угадаете! Сто десять лет, Герман Степанович. Сто одиннадцатый пошел! С тех пор, как изобрели наш отечественный препарат долголетия "жизнеин", возраст, как видите, не имеет уже значения! Вчера с олимпийцем Ваней Петренко играл! Входят дети. ТИТОВ (пожимая ребятам руки). С академиком Артамоновым вы, ребята, кажется, уже знакомы? НАТАША. Конечно, знакомы. АРТАМОНОВ (здороваясь с детьми). Не скрою, мне доставило удовольствие общение со столь образованными собеседниками. Я прощаюсь. Желаю успехов! Летите, голуби! Летите! (Выходит.) ТИТОВ. Располагайтесь, голуби! (Показывает на кресла.) Все садятся. ТИТОВ (не сразу). Ну, так что ж... Значит, летим на Марс? Так, что ли? Земля уже надоела? ФЕДЯ. Земля не может надоесть. НАТАША. Мы ведь не насовсем... ТИТОВ. Да уж возвращайтесь, пожалуйста! ВАДИМ. За нами дело не станет. ТИТОВ. Ну, а как насчет согласия родителей? Благословляют? (Ребята протягивают бумаги. Титов просматривает их.) НАТАША (объясняет). У нас по две подписи, а у него (показывает на Федю) только одна. У него нет отца. ТИТОВ (серьезно). Я знаю. ФЕДЯ. У меня тоже две подписи. Одна - бабушкина. ТИТОВ (отложив в сторону бумаги). Итак, друзья, путешествие вам предстоит необычайное и не из ближних... НАТАША. Мы знаем. ТИТОВ. А знаете ли вы, когда и как полетите? ВАДИМ. Это мы догадываемся. ТИТОВ. Поделитесь со мной своими догадками. НАТАША. Наименьшее расстояние между Марсом и Землей бывает в момент великих противостояний... ТИТОВ. Точно. НАТАША. Последнее противостояние произошло в марте прошлого года. ТИТОВ. И это верно. НАТАША. Выходит, мы опоздали! ТИТОВ. Что поделаешь! Можно, конечно, подождать до следующего противостояния. ФЕДЯ. Долго ждать придется. Следующее будет лет через пятнадцать - семнадцать. НАТАША. Наш полет зависит сейчас от выбора траектории перелета вне сфер действия планет. ТИТОВ. Вот именно. Этими расчетами мы как раз сейчас и занимаемся. НАТАША. Сколько времени мы будем в пути? Приблизительно. ТИТОВ. Весь путь туда и обратно, с тем чтобы некоторое время пробыть на Марсе, займет около двух лет. Вы со школой все уладили? ВАДИМ, Мы досрочно сдали все выпускные экзамены и фактически окончили школу. ТИТОВ. Прекрасно. Ну, а что вы знаете о самом Марсе? Ребята недоуменно переглядываются. НАТАША. Мы все о нем знаем. Пожалуйста! Марс старше Земли на несколько миллиардов лет. Климат там очень суровый. Атмосфера сильно разрежена и в большей своей части состоит из азота, углекислоты я небольших долей пара и озона. Днем на Марсе тепло... ВАДИМ (продолжает) ...а ночью очень холодно. Поэтому условия для жизни людей с Земли тяжелые, но... все равно нам очень интересно там побывать и все увидеть своими гладами. ТИТОВ. А что вы знаете о Марсианске? ФЕДЯ (вдохновенно). Марсианск - это поселок, построенный советскими строителями, инженерами и учеными... Он находится под гигантским сферическим куполом. Под этим самым куполом создана искусственная "земная атмосфера". ВАДИМ (продолжает). А в обшивку купола вмонтированы миллионы полупроводников. Днем они запасают энергию Солнца, а ночью отдают ее городу. НАТАША. Дома там круглые, из прозрачного материала и весят всего несколько десятков килограммов: ведь сила тяжести на Марсе значительно меньше, чем на Земле. ТИТОВ. Я вижу, друзья, вы хорошо подготовились. А теперь, позвольте, я вам расскажу, как вы полетите. Подойдите-ка сюда! Титов выходит из-за стола, подходит к модели космоплана. Ребята становятся рядом. ТИТОВ. Вот, посмотрите! Перед вами - космоплан. На таком же и вы полетите. При подлете к планете назначения космоплан при помощи тормозных двигателей замедлит движение и станет спутником планеты. Вы понимаете, почему корабль не опустится на поверхность Марса? ФЕДЯ. Для этого понадобился бы слишком большой расход топлива. ТИТОВ. Молодец! На Марс вас доставит специальная посадочная ракета, и она же доставит вас обратно на космический корабль. НАТАША. Космоплан станет спутником Марса, а потом состыкуется с посадочной ракетой? ТИТОВ. Правильно, Затем вы перелетите на околоземную космическую станцию, оттуда возьмете курс к Земле. Управлять космопланом будет служба Земли, Но вы, конечно, не пассивные пассажиры! Вы будете принимать команды с Земли и точно следовать всем указаниям. Соответствующие знания в этой области у вас есть. Важно, чтобы у вас на корабле была хорошая атмосфера моральной связи - дружеская солидарность и взаимопонимание. Лететь вам вместе не день и не два... Вы давно знаете друг друга? ФЕДЯ. Порядочно. Уже два года. ВАДИМ. Мы познакомились и подружились во время конкурса. ТИТОВ (серьезно). Характеры-то у вас, надеюсь, покладистые? НАТАША. Как будто. Мы друг другу не завидовали. ФЕДЯ. Помогали... ТИТОВ. Здоровье у вас отличное. Знания совершенные. Все необходимые испытания вы прошли на "отлично". Что еще? Теперь ждите старта! Титов провожает ребят. Вернувшись к столу, Титов включает аппарат связи. ТИТОВ. Аркадий Сергеевич! Как там у вас обстоит дело с отправкой оборудования на Марс? МУЖСКОЙ ГОЛОС. Вчера ушла третья ракета. Через неделю посылаем еще пяток. ТИТОВ. У вас ко мне ничего нет? МУЖСКОЙ ГОЛОС. Когда вы намечаете нулевой старт? ТИТОВ. У вас там все в порядке? МУЖСКОЙ ГОЛОС. Светотехнические неполадки устранены. Аппаратура действует нормально. ТИТОВ. Ждите указаний. МУЖСКОЙ ГОЛОС. Есть ждать. Титов подходит к стене, на которой висит карта Марса. Задумывается. Третья картина Этой картине предшествует трехминутная музыкальная увертюра. Ее тревожное, бурное начало, характеризующее старт космоплана, переходит в плавное звучание космического полета. По окончании увертюры перед зрителями возникает комфортабельная кабина космического корабля конструкции начала двадцать первого века. Из кабины есть выходы в несколько отсеков. Один из них ведет в космическую оранжерею. В момент поднятия занавеса в кабине находятся Вадим и Федя. Они одеты в легкие, удобные костюмы космонавтов. Сложная автоматическая аппаратура космоплана приведена в действие: мигают и зажигаются разноцветные лампочки, по шкалам бегут светящиеся строчки цифр и формул. ВАДИМ (продолжая беседу). Химия - это один из четырех "китов" современной науки. Она давно вышла из "младенческого возраста". Раньше она была экспериментальной, а сейчас химики проникают в "мир первовещества", раскрывают механизм химических реакций. ФЕДЯ. Не удивительно! Они вооружены самым мощным оружием - математикой! Нельзя открывать новые вещества и материалы случайно, их свойства заранее рассчитываются. ВАДИМ. Кто с этим спорит. ФЕДЯ (продолжая мысль). Прежде чем начать серию экспериментов, химики знают, какова цель исследований. ВАДИМ. Мой отец - химик, и он всегда говорит, что а его работе главное - безукоризненно логичный математический расчет. ФЕДЯ. Космические исследования немыслимы без механики. ВАДИМ. Да. Небесная механика - это, так сказать, "космический отдел математики". Я думаю, что математика - это второй из четырех "китов", на которых держится вся современная наука. ФЕДЯ. Это уж точно... ВАДИМ. Какое сегодня число? ФЕДЯ. Восьмое августа. ВАДИМ. Вторую неделю летим. ФЕДЯ (вздохнув). Да-а.. Летим... ВАДИМ. Чего так тяжело вздыхаешь? ФЕДЯ. Так просто. Вздохнулось... Из "оранжерейного" отсека появляется Наташа. Она тоже в костюме космонавта. За ее спиной на какое-то время становится видна "зеленая кладовая" космоплана. В руках у Наташи несколько свежих помидоров. НАТАША. Братцы! Помидоры начинают созревать! Первый урожай! ВАДИМ. А как там огурчики? НАТАША. Маленькие еще. Не все сразу. Сегодня попробуем космические помидоры. Ребята, вам не жарко? ВАДИМ. Нет, а что? НАТАША. Мне как-то не по себе... ФЕДЯ. В оранжерее засиделась. Какая там температура? НАТАША. Не посмотрела. ВАДИМ. У нас в кабине плюс двадцать по Цельсию. Нормально. Может, ты простудилась? Смотри, Наташка, перезаразишь нас космическим гриппом. НАТАША. Я вообще не простужаюсь. Наверное, просто так... немного понервничала. ФЕДЯ. У тебя-то какая причина нервничать? НАТАША. Так... кое-что вспомнила. ВАДИМ. Что именно? Поделись! НАТАША. Про своего Марсика. Как про него подумаю, так меня сразу в жар бросает. Просто не понимаю, как я забыла сказать маме, чтобы она отдала его дедушке на воспитание. Все-таки щенку всего три месяца. За ним нужен особый уход. ФЕДЯ. А за твоим дедушкой не нужен уход? НАТАША. Ничего. Он у меня старой закалки, как Герман Степанович! Как вы думаете, мы бы могли Марсика взять с собой? Жалко, мы не спросили! Вдруг нам разрешили бы? Ведь летали же когда-то в космос Лайка и другие. ВАДИМ. Это было бы смешно: первый пес на Марсе! И к тому же Марсик! Там ведь наверняка нет ни собак, ни кошек! ФЕДЯ (мрачно). Откуда ты знаешь? Может, уже развелись! ВАДИМ. А зачем они там? Мышей и крыс там нету, а марсиане - народ мирный и честный, что им друг от Друга сторожить? НАТАША. Совсем не обязательно держать собаку только как сторожа. Собака вообще друг человека. А кошек тоже многие держат в доме не из-за мышей и крыс, а как средство против одиночества. ФЕДЯ (неожиданно) Какую вы ерунду мелете! Послушал бы сейчас Герман Степанович ваши разговорчики, он бы сделал выводы. Серьезные, образованные люди, а болтаете бог знает что! (Наташе.) Может, записать твои переживания в бортовой журнал? Сейчас как раз время записывать. НАТАША (обиженным тоном). Можешь записать. ФЕДЯ. Записываю. (Записывает.) "8 августа 2001 года. 13.00 по московскому времени. Бортовая аппаратура работает нормально. Наташа Печатникова почувствовала легкое недомогание. Приведенные доводы: "Воспоминание о трехмесячном щенке системы..." (Наташе.) Какой системы? НАТАША. Не системы, а породы эрдельтерьер! ФЕДЯ (записывает) "...системы "эрдельтерьер" по кличке Марсик, оставленном ею на произвол судьбы". Записал. НАТАША. Прочитал бы эту запись Герман Степанович, он бы сделал вывод, что космотурист Федор Дружинин тоже почувствовал легкое недомогание в области умственных способностей. Здесь! (Стучит себе пальцем по лбу.) Ну, ладно, кормить мне все равно вас придется, небось, проголодались? Уже время обедать! ВАДИМ. Да, товарищ стюардесса-космодресса. Кормите! Наташа достает продукты. Подает каждому специальный подносик с отделениями, в которых размещены тюбики с концентратами пищевых продуктов. Все садятся на свои места, располагаются в удобных креслах и едят. По радио звучит известная песня шестидесятых годов: "На пыльных дорогах далеких планет останутся наши следы". ВТОРАЯ ЧАСТЬ Четвертая картина Кабина космоплана. Наташа, Вадим и Федя на своих местах. Вадим раздвигает шторки иллюминаторе, и нежно-розовый свет озаряет внутренность кабины. НАТАША. Как красиво! Просто потрясающе! А вчера в это время все было бледно-зеленым, а потом фиолетовым. Помните выставку космических пейзажей космонавта Алексея Леонова? Точно, как у него... ВАДИМ. Послушаем "Последние известия" (включает телерадио.) На экране возникает лицо женщины-диктора. ДИКТОР. Париж. Конгресс наций, Сегодня, на утреннем заседании, большинством голосов было принято предложение, внесенное от имени правительства Советского Союза советским представителем товарищем Столбовым, об открытии государственных границ во всех странах мира для беспрепятственного передвижения граждан Земли. ВАДИМ. Теперь покупай билет на космолет и лети в любую часть света! Здорово! ДИКТОР. Нью-Йорк. На днях сюда после трехмесячного пребывания на Луне возвратилась группа американских ученых во главе с профессором Генри Батлером. Марсианск. Советскими учеными, работающими по плану внеземных изысканий на планете Марс, обнаружены запасы ценных металлов в чистом виде. Ведутся дальнейшие изыскания. ВАДИМ. Интересно, что за металлы? ФЕДЯ. Прилетите, узнаете. ДИКТОР. Продолжаем сообщения по нашей планете. Иран. Сегодня в древнем Персеполисе состоялась торжественная церемония подписания представителями правительств всех стран мира международного соглашения о восстановлении памятников мировой культуры в связи со всеобщим разоружением. Передаем сводку погоды... ВАДИМ (помолчав). Странно, почему это о нашем полете ничего не передают. Ни слова. НАТАША. Может быть, ограничились только сообщением о нашем старте, а мы его пропустили? Федя, как ты думаешь? ФЕДЯ (равнодушно). Земле лучше знать, что сообщать, а что замалчивать. По распорядку дня у нас, кажется, сейчас должен быть отдых? Ребята устраиваются в своих креслах. НАТАША (нарушая молчание). Какое сегодня число? Пятнадцатое? ВАДИМ (не сразу). Пятнадцатое. НАТАША (тихо). Ровно две недели летим. ФЕДЯ (бормочет). Летите, голубя, летите... И вдруг раздается сигнал тревоги. Вспыхивает и гаснет красная лампочка. Вадим включает связь с Землей. НАТАША. Что там, Вадим? ВАДИМ (отвечает Земле). Я "Пионер-1"! Слышу вас хорошо. Я вас понял. НАТАША. Что случилось? ВАДИМ (стараясь оставаться спокойным). Обнаружен отказ автоматической части системы навигации. Это может привести к отклонению от заданной траектории полета. Наташа! Уточни, пожалуйста, на вычислительной машине наши координаты, Наташа подходит к секстанту, установленному у иллюминатора, и замеряет координаты звезд. НАТАША. Федя! Записывай: Созвездие Большого Пса: Альфа Пса - Лимб 230ш, Сектор 30ш, Бета Пса - Лимб 220ш, Сектор 51ш, Эпсилон Пса - Лимб 180ш, Сектор 27ш... ФЕДЯ. За последние трое суток пятая тревога. Наташа забирает у Феди бортжурнал и начинает оперировать клавишами бортовой вычислительной машины. ВАДИМ. Странно. Я вообще ничего что-то не понимаю. То одно, то другое... ФЕДЯ (напевая себе под нос). Летите, голуби, летите... НАТАША (взволнованно). Ребята! Наши координаты не сходятся с расчетами! Земля вызывает "Пионер-1". ВАДИМ. Я "Пионер-1". Слышу вас хорошо. (Пауза.) Настроение экипажа? НАТАША (подсказывает) Бодрое! Бодрое! ВАДИМ (Земле). Настроение экипажа бодрое. Я вас понял: действовать согласно аварийной инструкции. Я вас понял... (Выключает связь.) ФЕДЯ (спокойно). Мы попадаем в аварийную обстановку. Отклонение больше, чем на несколько метров в секунду. НАТАША. Вадим, ты слышишь? ФЕДЯ. Где-нибудь да сядем! НАТАША, Что ты говоришь? "Где-нибудь да сядем". Мы вообще можем оказаться неизвестно где. Вы, пожалуйста, не подумайте, что я паникую. Я просто мыслю логически. Федя! ФЕДЯ. Ну, что тебе? (Что-то записывает.) НАТАША. Я всегда была уверена в том, что системы управления наших космических кораблей работают весьма надежно. ВАДИМ (принимает команду Земли). Я "Пионер-1"! Слышу вас хорошо. Принимаю команду Центра. (Слушает.) Я вас понял, Я вас понял (Выключает связь.) НАТАША Ну, что? Какая команда? ВАДИМ (спокойно и решительно). Нас возвращают на Землю. НАТАША (с удивлением). Нас возвращают на Землю? ВАДИМ. Да. Наш полет прерывается по техническим причинам. Команда дана от имени Титова, НАТАША (разочарованно). Вот это да-а... Летели, летели и прилетели... ФЕДЯ. Еще не прилетели. Надо еще благополучно приземлиться. Ну, ничего... Приземлимся... НАТАША. Федя! Я на тебя смотрю и удивляюсь! Пятая картина Зоопарк. Солнечный день. Тенистые деревья. За ограждением видна часть острова, где живут львы. Время от времени из разных углов зоопарка доносятся голоса птиц и животных. Появляются две девочки. ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА, Честное слово, это они, "Первая тройка". Я их сразу узнала. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Давай пройдем еще раз мимо бегемотов. Они там стояли. ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. И попросим дать нам автографы. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Но они же еще не слетали на Марс! ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Но они уже знаменитые! Это же "Первая тройка"! (Проходят.) Сцена некоторое время пуста. Затем появляются Вадим, Наташа и Федя. Ребята снятся на скамью. Наташа подходит к ограждению. НАТАША (после паузы). Лев спит... ВАДИМ. Нарочно закрыл глаза, чтобы не видеть любопытных посетителей. НАТАША (присматривается). Храпит. ВАДИМ. Притворяется. НАТАША. Спит. (Садится рядом с мальчиками.) ВАДИМ (помолчав). Называется запустили! Вместо Марса в зоопарк! Спасибо, что не а клетку! НАТАША. А мы фактически были в клетке. Только мы были не львами, а подопытными кроликами. Выращивали космические помидорчики, ждали космических огурчиков, смотрели в иллюминатор, а нас, дурачков, просто-напросто разыгрывали. И не час, не два, а целых две недели. За окошечком то голубое, то розовое... Вспоминать противно! ВАДИМ. Но надо им отдать должное. Все было хорошо продумано: и работа приборов, и ощущение невесомости, и световые эффекты, приближенные к реальной космической обстановке. Здорово! Ничего не скажешь! НАТАША. И все равно обидно. Неужели нельзя было обойтись без этого цирка? Непонятно, чего они только добивались? ФЕДЯ. Они проверяли нас на дружбу и товарищество в условиях космического общежития. ВАДИМ. Жестокая проверочка. Мы же не отрывались от Земли. НАТАША. Имитация. Да еще какая! Бессовестная! Я думаю, что они надраено тратили на это время и силы. Нас можно было запустить на Марс и не прибегая к таким обманам. И вообще... выходит, что нам не доверяли. ФЕДЯ. Говорят ведь: "Доверяй, да проверяй!" Вот они и проверяли. НАТАША. Так проверять нечестно. ФЕДЯ. Почему? Они хотели понаблюдать, как мы будем себя вести при аварийной обстановке. НАТАША. И все? ФЕДЯ (продолжает). Как мы общаемся друг с другом. Представим себе, что мы начали бы вдруг ссориться из-за пустяков. Не говоря уже о серьезных вещах. ВАДИМ. Ну, и что были бы? Нас бы отстранили от полета? ФЕДЯ. Не исключаю. Появляются две девочки. Они, как бы никого не замечая, подходят к ограждению. ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА (читает вслух надпись на табличке). Лев. Кличка Лунатик (редкий экземпляр). Подарок московскому зоопарку Всеафриканского союза охотников в 1987 году. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Он что, спит или умер? ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. По-видимому, послеобеденный сон. Он же дышит. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Интересно, чем его кормят? ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Кроликами. ("Первой тройке".) Ребята! Вы не знаете, он скоро проснется? ВАДИМ. Мы сами ждем. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. А разбудить его нельзя? ВАДИМ. Там же написано: "Просьба животных во время сна не тревожить!" ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА (второй). Тогда пойдем к обезьянам! Может быть, они не спят. Ты слышала, на Венере обнаружены колоссального размера животные, похожие на наших крокодилов! ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Что ты говоришь? (Уходят.) НАТАША. Вы думаете, их этот дремучий лев заинтересовал? Просто они нас узнали. Сейчас вернутся и попросят автографы. Вот увидите! ВАДИМ. Я очень красиво расписываться научился. НАТАША. Не дури! Нет, правда, когда же мы полетим по-настоящему? ВАДИМ. Сегодня, наверное, узнаем. Ребятишки, а мы не опаздываем? Который час? ФЕДЯ. Без десяти три. ВАДИМ. Титов назначил нам прийти в 15.30. Время еще есть. НАТАША (кивает в сторону спящего льва). Может, он все-таки проснется? ФЕДЯ. А почему тебе так хочется, чтобы он обязательно проснулся? Пусть себе спит на здоровье и смотрит свои африканские сны. (Неожиданно.) Ребята! Я должен вам сказать что-то. ВАДИМ. А что именно? ФЕДЯ. Очень важное. (Серьезно.) Вы должны сначала дать клятву, что на меня не обидитесь! ВАДИМ. Клятву? Какую еще клятву? ФЕДЯ. Поклянитесь самым дорогим! ВАДИМ. Что это еще за глупости! Ну, говори скорей. ФЕДЯ. Сначала поклянитесь, что не обидитесь на меня. НАТАША. Пожалуйста! Давай, Вадик, поклянемся! Клянусь здоровьем дедушки. Учтите, что ему 90 лет и он был участником Великой Отечественной войны! Клянусь! Не обижусь! ВАДИМ. Клянусь своим местом победителя. Пусть вместо меня летит кто угодно! Клянусь! Не обижусь! ФЕДЯ (не сразу, очень медленно). Ребята! Если старт состоится, то без меня. Большая пауза. НАТАША. Что ты сказал? Повтори! ФЕДЯ. Я не полечу на Марс. Понятно? НАТАША. Мама? ФЕДЯ. Нет. ВАДИМ. Струсил? ФЕДЯ. Ну, вот еще! С чего бы это? Ничего я не струсил. НАТАША. Ну, тогда почему же вдруг... отказываешься? ФЕДЯ. Не скажу. Появляются две девочки. ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Ребята! Он еще не проснулся? Ребята не отвечают. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Тогда пойдем к попугаям. Там есть один очень образованный. Разговаривает на трех языках. ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА (неожиданно, Наташе). Девочка! Вы Наташа Печатникова? НАТАША. Да. А что? ВТОРАЯ ДЕВОЧКА (смущаясь). Вы бы не могли дать нам свой автограф? (Ребятам.) И вы тоже. Мы вас сразу узнали. Вы "Первая тройка"! ВАДИМ. А на чем вам расписаться? ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. На чем-нибудь. ВАДИМ. На чем-нибудь мы не расписываемся. ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ой! А вы еще тут посидите? Мы сейчас в киоске купим открытки, и вы на них распишетесь. Девочки убегают. НАТАША (поднимаясь). Что я говорила? Пошли! Глупо в нашем положении давать еще какие-то автографы... Все поднимаются. ФЕДЯ. Вы поняли, что я сказал? Я не могу лететь. И не могу сказать, почему. Не имею права... Все уходят. Проснувшийся лев громко рычит. Шестая картина Обстановка второй картины. Титов и Павловский ведут беседу. ПАВЛОВСКИЙ. Стало быть, Герман Степанович, ребята и это испытание выдержали? ТИТОВ. И причем с отличными показателями. Вот, взгляните на их электроэнцефалограммы. (Показывает, поясняет.) Вспыхнул сигнал тревоги, ребята реагируют на сигнал опасности - кривая взметнулась. Опасность ликвидирована - альфа-ритм успокаивается. Понятно? ПАВЛОВСКИЙ. Да, да понятно, ТИТОВ. А теперь посмотрите на эти записи. Что вы видите? В них отражены эмоции наших ребят. Наташа реагировала на сигналы тревоги более активно, чем ее товарищи. Однако самообладания не теряла. Вадим сдержан, решителен. Федор Дружинин, я бы сказал, более чем спокоен. Его нервное и психическое состояние в критический момент не соответствует раздражителю. Сердечный ритм ни разу не нарушался... Какой-т: феномен! Итак, последний, наиболее щепетильный эксперимент завершен. Пионерский экипаж готов к длительному полету в космос. ПАВЛОВСКИЙ. Мы очень рады. Кстати, ребята должны доставить на Марс почетные грамоты ЦК ВЛКСМ строителям Марсианска. ТИТОВ (шутит). И красные галстуки юным марсианам? ПАВЛОВСКИЙ (серьезно). Кто знает, может быть, когда-нибудь придется посылать и галстуки. В наше время ни за что нельзя ручаться. ТИТОВ (улыбается). Сами-то, небось, хотели бы совершить подобное путешествие? ПАВЛОВСКИЙ. Еще бы! Мечта! Но, к сожалению, вряд ли осуществима. Я лично такого конкурса бы не выдержал, а специальность у меня самая не марсианская, я по образованию лесовод. ТИТОВ. Простите, вы какого года рождения? ПАВЛОВСКИЙ. 1970-го, 22 апреля. Родился в день столетия великого Ленина. ТИТОВ. В хороший день вы родились! ПАВЛОВСКИЙ. Вы, конечно, помните тот день? ТИТОВ. Еще бы! Как мы готовились к нему!.. Какой это был подъем духа мысли и труда. Всенародное торжество, охватившее всю страну, всех от мала до велика. Хотя международная обстановка была тогда тревожной... Вьетнам... Израиль... Насилие, убийства, террор... В Греции - фашизм... Время военных авантюр и политических заговоров, роковых покушений на жизнь прогрессивных деятелей и время величайших научных открытий, время неустанной, героической борьбы всех честных людей за единство и за мир на Земле... Время реакции и прогресса. И вот мы с вами сегодня, в двадцать первом веке, живые свидетели всепобеждающих ленинских идей! Какое это счастье - отправлять наших юных питомцев на далекую планету. Здорово! ПАВЛОВСКИЙ. Согласен, Герман Степанович! ТИТОВ, Кстати, пора бы уже и явиться нашим питомцам. (Вызывает звонком секретаря.) ЛЕНОЧКА (в дверях). Я вас слушаю, Герман Степанович! ТИТОВ. Леночка! Там кто-нибудь ждет? ЛЕНОЧКА. Представитель Географического общества товарищ Воробейчик и "Первая тройка". Я полагала, вы заняты... ТИТОВ. Птичка обождет, а "Тройка" пусть въезжает! Леночка выходит. ТИТОВ (искренне). Испытываю некоторую неловкость. Как-никак ребятам нанесена психологическая травма. У нас была запланирована хорошо продуманная научная игра. Но тут уж ничего не поделаешь, надо было им пройти и через это... Входят ребята. Вид у них потерянный. ПАВЛОВСКИЙ. Здравствуйте, ребята! Будем знакомы! Павловский Николай из горкома комсомола. Поздравляю вас от всей души от имени комсомола столицы и от себя лично! ВАДИМ (мрачно). С чем? ПАВЛОВСКИЙ. Не скромничайте, не скромничайте! Разве так уж и не с чем поздравить? С удачным завершением последних испытании и с предстоящим полетом на Марс! Ребята молчат. Мнутся на месте. ТИТОВ. Садитесь, друзья! Поговорим по душам. Все садятся. Большая пауза. Титов включает экран "Секретаря". На экране лицо Леночки. ТИТОВ. Леночка! Организуйте нам, пожалуйста, чаю, что ли, или кофе... фруктов там каких-нибудь, конфет... ЛЕНОЧКА. Сейчас, Герман Степанович! ТИТОВ (не сразу). Ну? Как настроение? НАТАША (вяло). Ничего. Хорошее. ТИТОВ (лукаво). Хорошее или удовлетворительное? Если честно? НАТАША. Удовлетворительное. ТИТОВ. Удовлетворительное или плохое? Если честно! НАТАША (выдавав из себя улыбку). Плохое. ТИТОВ. Я так и думал ребята, что вам будет тяжело. ВАДИМ. Ну, раз надо было... ТИТОВ (серьезно). А вели вы себя превосходно. Одним словом, замечаний нет. Леночка вносит поднос с угощением. Ставит все на стол и, улыбнувшись детям, выходит... ТИТОВ. Налегайте, ребята! Не стесняйтесь! (Берет себе яблоко.) Теперь могу сообщить зам точную дату уже настоящего старта: 1 сентября 2001 года. Через две недели. И уж тут без подвоха, честное стариковское! ПАВЛОВСКИЙ. Подтверждаю! Честное комсомольское! ТИТОВ (показывая на фрукты). Давайте, давайте ребята! Наташа сосредоточенно чистит апельсин. Вадим грызет бублик. Пявловский помешивает ложечкой в стакане чай. Федя мрачно играет с бумжной салфеточкой. ПАВЛОВСКИЙ (нарушая молчание). У нас на днях состоится встреча в горкоме. Хотим вам дать ответственное поручение: вручить почетные грамоты ЦК комсомола первым строителям Марсианска. Кстати, вы тоже награждены такими грамотами и значками. ВАДИМ. Какими значками? ПАВЛОВСКИЙ. Победителей конкурса. ВАДИМ. Спасибо. ТИТОВ. Нет, я вижу, что у вас еще не отлегло от сердца. Вот ты, Федя, чего нос повесил? НАТАША (собравшись с духом). Герман Степанович! А ведь у нас ЧП. ТИТОВ. Какое ЧП? НАТАША. Дружинин отказывается от полета. ПАВЛОВСКИЙ (поперхнувшись чаем). Э... э... ТИТОВ (с удивлением). Отказывается? Неужели? ФЕДЯ (глухо). Нет, верно, я не могу лететь. ТИТОВ, То есть как это? ФЕДЯ. Не могу, и все... ТИТОВ, Это, брат, не ответ. Как это так "не могу"! Что случилось? Федя молчит. ПАВЛОВСКИЙ. Герман Степанович! Кто же тогда полетит вместо него? ТИТОВ. Есть кому лететь-то. "Вторая тройка" наготове. Но не это главное! Почему же все-таки Федор Дружинин считает возможным так подвести своих товарищей? ФЕДЯ (горячо). Я никого не хочу подводить и не подвожу. Если бы я хотел... (Замолкает.) ТИТОВ. Договаривай, договаривай! Если бы хотел, то что? ФЕДЯ (помолчав). Ничего. ТИТОВ (ходит по комнате). Ну и загадки ты нам тут задаешь, молодой человек! Выходит, нет у тебя чувства товарищества! Вот чего стоят все наши испытания и проверки. Ты своим отказом разрушаешь всю тройку! ФЕДЯ (глядя в пол). Почему разрушаю? Вместо меня может полететь Асен Босев из Болгарии... или просто они вдвоем... ТИТОВ (решительно). Ну, вот что, товарищи! Мы, я вижу, так ни до чего не договоримся. На сегодня считаю разговор исчерпанным! Все поднимаются. ПАВЛОВСКИЙ. А как же, встречу в горкоме отложить придется?.. Странно все это и непонятно. (Пожимает плечами.) ТИТОВ (ребятам). Вы, ребята, идите! (Феде.) А ты задержись! Федя остается, остальные уходят. ТИТОВ (Феде). Ну! Давай, как говорится, поговорим без свидетелей. С глазу на глаз. Согласен? (Федя молчит ) Так что же все-таки у тебя стряслось? Ведь не струсил же ты? Уверен, что нет. Ты не трусливого десятка. Я должен знать причину. Я отвечаю за этот рейс перед правительством. Перед всеми ребятами на свете... Тебе не стыдно молчать? ФЕДЯ (выдавливает из себя). Стыдно, но сказать еще стыднее. ТИТОВ. А ты не стыдись, я пойму тебя, как отец. ФЕДЯ. Я не имею права лететь. ТИТОВ (подумав). Не имеешь права? Что же ты натворил? ФЕДЯ. Ничего я не натворил. Просто... (Замолкает.) ТИТОВ. Ну, говори, говори! ФЕДЯ (решившись). Хорошо. Я скажу. (Не глядя на Титова.) Я знал перед испытанием, что это не настоящий полет... ТИТОВ (помолчав). Кто же и когда раскрыл тебе нашу тайну? ФЕДЯ. Не знаю... Перед самым "стартом". За несколько минут. Я случайно услыхал, как кто-то сказал за спиной: "Две недели полное ощущение полета в этой бандуре, а потом полное разочарование..." ТИТОВ. В бандуре, значит? Так и сказал? ФЕДЯ (кивает головой). В бандуре! ТИТОВ. И ты не сказал ребятам? ФЕДЯ. Конечно. Какое же это было бы товарищество? Ведь скажи я им, что все это "липа", испытание сорвалось бы. Пусть уж лучше я один. (Вспоминает.) Слышу сигнал тревоги, думаю про себя: "липа" За окошком серо-буро-малиновое - тоже "липа"! Наташа беспокоится за своего Марсика, а я-то все знаю и только злюсь. "Через две недели, - думаю, - расцелуешь свое сокровище!" Теперь понимаете, почему я не имею права лететь? Для меня ведь испытанием было только молчать в тряпочку и терпеть, а для них это было испытание настоящее. ТИТОВ (сочувственно). Да-а-а. Не ожидал... Не легко тебе было эти две недели. ФЕДЯ (неожиданно оживляясь). А вообще-то здорово, ловко придумано, Если не знать секрета, то ни в жизни не догадаешься! (Лукаво.) Хотя одна накладочка у вас все-таки была! ТИТОВ. Какая же? ФЕДЯ. Ребята ждали, когда по радио о полете объявят, а сообщения-то не было. Можно ведь было бы на пленочку записать и прокрутить, для полной убедительности. ТИТОВ. Молодец! Верно подметил. Учтем на будущее. Ну вот что, сынок. Разговор у нас с тобой был доверительный, но все же мне придется объяснить комиссии, почему ты не можешь лететь... Не имеешь права... как ты говоришь... Седьмая картина Вадим и Наташа в кабине космоплана "Пионер-1" на пути к Марсу. Цифры и формулы сменяют друг друга на светящихся шкалах аппаратуры. Мигают разноцветные лампочки. Вадим что-то записывает. В кабине на видном месте висит фотография Марсика. ВАДИМ (рассуждает вслух). Если скорость нашего корабля относительно Земли при выходе из сферы земного притяжения была равна двум и тридцати восьми сотым километра в секунду и направления скоростей t и d совпали друг с другом, то через двести тридцать семь суток после старта мы должны достигнуть орбиты Марса... Сегодня 31-е число... Выходит, что летим мы уже сто двадцать вторые сутки. НАТАША (прислушиваясь). Если мы только летим! ВАДИМ (смеется). Летим! Летим! Теперь уже и по радио передавали. НАТАША. Могли и передавать. Федя же у нас чересчур умный, посоветовал им в следующий раз записать на пленочку. ВАДИМ (вздыхает). Нет уж! На этот раз летим по-настоящему! Между прочим, ты заметила, совсем другое ощущение? НАТАША (серьезно). Знаешь, я часто мысленно возвращаюсь к тем двум неделям, которые для нас были испытанием, а для него пыткой. Каким же надо обладать характером, чтобы все знать, а нам даже не намекнуть! ВАДИМ. Представляешь, если б мы все трое знали? Ой! У нас бы все валилось из рук. Мы бы просто оскандалились. НАТАША. Нет, что ни говори, а он показал себя настоящим другом. Жаль, конечно, что ему пришлось все это пережить. Одному. Из "оранжерейного" отсека появляется Федя, В руках у него поднос с только что совранным урожаем. ФЕДЯ (возбужденно). Ребята! Лимоны созрели! Радио скорее включайте! И так уж, наверное, все пропустили! НАТАША. Ой! Как это мы заболтались! Вадим, что ж ты на самом деле?! Скорей включай! Неужели пропустили? Вадим торопливо включает радио. Из Москвы передают новогоднее послание советскому народу. Звучат заключительные слова послания. ДИКТОР (мужской голос.) ...Социалистических Республик, шлют свои сердечные поздравления советским людям, находящимся при исполнении служебного долга на других планетах. Советский народ желает счастливого полета школьникам Советского Союза; Наташе Печатниковой, Вадиму Гонтареву и Федору Дружинину - экипажу космоплана "Пионер-1", совершающему рейс Земля - Марс. С Новым годом, дорогие ребята! С Новым годом, товарищи! С Новым годом, Вселенная!" Начинают бить кремлевские куранты. Наташа. Вадим и Федя заключают друг друга в объятия.